Под знаком тибетской свастики роман

Беспощадная правда «Искупления» - МК

Таков истинный смысл свастики, знака, ]. Буддисты России и Тибета de jure считали императора Николая. Экранизация сложного философского романа Фридриха мечтали сделать фильм по его роману «Под знаком тибетской свастики». Под знаком тибетской свастики Главный герой картины - барон Унгерн Роман Федорович, и события последнего года его жизни, когда Унгерн со.

Тесный зал синематографа забит до отказа. Тапер наигрывал мелодию, часто совершенно не совпадающую с происходящим. После сеанса публика долго не расходилась. Зажегся тусклый свет гарнизонного движка. Сидели, словно проснувшись, не желая окунаться в повседневность.

Где ты ее встретил? Прекраснейшее из женских лиц, которые я встречал. И она обещала прийти. Точнее, она с мужем. В старое время при покойном императоре занимал высокую должность в министерстве иностранных дел. А Вера Аркадьевна окончила Смольный институт, аристократка, красавица из лучших петербургских салонов. И вдруг встретить ее в монгольской глуши. Посмотри туда, — и он кивнул головой в конец прохода. Длинные ресницы, ясный взгляд голубых глаз, волнистые белокурые волосы.

Если приглядеться, черты ее лица не совсем правильные, но русскому лицу и не обязательно быть во всем правильным, чтобы слепить красотой.

Гущин пошел дальше по проходу, стуча костылями. Когда Горацио в финале расстегивает рубашку на груди Гамлета и все понимает. Красивая женщина в роли Гамлета — это настоящая находка. Окоченевший труп солдаты несут на вытянутых руках над головами. Голова принца запрокинута, процессия медленно движется по аллее склоненных над мертвым телом копий. Миронов наклонился и поцеловал атласную кожу женской аристократической ручки. Пишу о том, что видел, что пережил. Я воевал прежде в Колчаковской армии, участвовал в походе Капеля, об этом пишу.

Мы беженцы, с трудом пробрались из Сибири сюда, в Монголию. Одеты дико и пестро, Мы шли тогда из дебрей в дебри И руки грели у костров.

Тела людей и коней павших Нам обрамляли путь в горах. Мы шли, дорог не разобравши, и стыли ноги в стременах. Это как раз и есть современная лирика. Мы с Павлом Ивановичем все это пережили, — и пожала Миронову руку.

Русские — беженцы в собственной стране. Мы с Верой Аркадьевной такие беженцы. Поселили нас, как всех, в обозе, хотя я статский советник, что по разряду старой императорской России приравнивается к чину генерала. Я хотел бы получить аудиенцию для беседы с бароном Унгерном. Вы, господин есаул как личный адъютант барона не были бы столь любезны устроить мне подобную аудиенцию?

Я надеюсь быть барону полезным, внести свой посильный вклад в святое дело борьбы за Россию. У меня имеется определенный опыт работы в министерстве иностранных дел.

Я, думаю, пригодился бы барону в качестве советника по политическим вопросам. И, раскланявшись, Голубев с женой ушли. Этот Голубев — человек с большим самомнением и прошлым авторитетом, но, пожалуй, не слишком умный. Ты ведь знаешь, что барон не любит женщин, особенно красивых. Я уже начинаю ревновать.

Это ты любишь рассуждать о чувствах, страстях и прочем подобном. Как все моралисты, ты поразительно наивен в вопросах страсти и любви.

Или ты просто фальшивишь. За моральными рассуждениями хочешь скрыть возникшие в тебе самом чувства. Это с вами, моралистами, случается. Давай расстанемся, а то еще чего доброго поругаемся. Поверь мне, опытному знатоку женщин. На ночной верховой прогулке, на этот раз по степи, барон вдруг заговорил о женщинах.

Но европейская цивилизация — это женское начало, она, как и женщина, есть олицетворение продажности и лицемерия, позлащенный кумир, который Запад в гибельном ослеплении вознес на пьедестал, свергнув оттуда героев и воинов. Я давно мечтаю об ордене военных буддистов, чьи члены давали бы обет безбрачия.

Победитель дракона, рыцарь и подвижник, явится не из Европы, а из противоположного конца Евразии. Причем полное отсутствие профессионализма в чем бы то ни. Мне катастрофически не хватает профессиональных людей. Он просит у вас аудиенции. Он работал в министерстве иностранных дел. Жена его окончила Смольный институт.

Журнальный зал: Слово\Word, №54 - Мина Полянская - Подпольный мастер Цукер

Поглядим, что за дипломат. Барон принял Голубева в своей юрте. Миронов не слишком прислушивался, время от времени бросая взгляд на прекрасный овал лица Голубевой, на белокурые волосы, перехваченные лентой. Но беседа, которая велась в негромких, спокойных тонах, вдруг начала становиться все шумнее и беспокойнее. Вы из интендантов, следовательно — мошенник. А во-вторых, в порядочном обществе так не говорят. Вера Голубева вскочила и бросилась к барону. Мой муж — близкий родственник его величества адмирала Арсеньева.

Видя бешенство и непреклонность барона, Голубева сменила тон. Вы же вовсе штатские особы. Положите их рядом, по-супружески. Сипайлов вырос как из-под земли.

А ее я приказываю пороть вам, Миронов, своему другому адъютанту. Голубев и его жена лежали рядом полуобнаженные. Спина Голубева была исполосована Ждановым до крови.

Миронов же старался бить помягче. Ладно, пока с этой женщины позора. Отправить ее в обоз. Написать коменданту Чернову, чтобы использовал на тяжелых грязных работах. Пусть солдатские кальсоны стирает, барыня петербургская. А мужа-дипломата назначить рядовым в полк. На плацу Голубев в солдатском мундире, который сидел на нем, как на огородном пугале, неумело семенил, стараясь пристроиться к общему солдатскому шагу, подгоняемый злой командой фельдфебеля.

А с Верой, слыхал, и того хуже. Но все надо вытерпеть, как говорит доктор, во имя нашей идеи. Видеть обнаженное тело красавицы. Пороть ее — в этом есть нечто обольстительное, — и он как-то странно, болезненно засмеялся. Я сторонник здоровья во всем, тем более в интимном. Военный совет в походной палатке барона. А у нас несколько сот измученных, оборванных и полуголодных всадников на отощавших конях. Одна пушка, один пулеметный взвод и минимальный запас патронов. Теперь, оставив Май-Манчан в стороне, я решил атаковать Ургу с северо-востока.

Постараемся ночью незаметно подойти к центральным кварталам по руслу речки Селды. И он склонился над картой, указывая направление. Барон появляется то в одном, то в другом месте. Берега Селды и гребни холмов все в окопах. Миронов с трудом узнал в офицере Гущина.

Лоб его был перевязан окровавленной тряпкой. Он слез, почти свалился с коня, схватил протянутую ему бутылку, начал жадно пить. Казаки в пешем строю лезли прямо на китайские пулеметы. Барон появлялся в самых опасных местах со своей монгольской тростью, бил по спинам солдат и офицеров.

Увидев юного прапорщика с пулеметом, спросил: Береги их и себя, смотри, если ранят, повешу. Спустя некоторое время барон опять подъехал к пулеметному взводу. Козырев лежал на спине. Сидя в седле, барон посмотрел на окровавленный живот, на мгновенно посветлевшее лицо Козырева. Может, все же уцелеет. К утру китайцы были сбиты с позиций, казаки продвигались. К вечеру канонада усилилась.

А наши резервы исчерпаны. Триста человек убитыми и ранеными. Две-три атаки не хватает до победы. Ночь обещает быть морозной, теплой одежды. Раненые умирают от холода. Я оставлю небольшой отряд возле Урги для морального давления на китайцев, которые напуганы и психологически не способны удаляться от города. Сам же с главными силами, увозя раненых, уйду к востоку, на берега Карумна, в те места, которые семь столетий назад стали колыбелью империи Чингисхана.

Отказываться от своих планов я не собираюсь. В своей юрте барон принимал тайных посланцев Богдо Гэгэна. Я сражаюсь против коммунистов, евреев и китайцев. За кровь и правду-истину. Я буддист, потому что эта религия учит подчинению младшего старшему. Я восстанавливаю чистую кровь народов, завоевавших мир. Пусть монголы помогут мне взять Сибирь.

Я новый Чингисхан, я возвеличу Монголию и сделаю главной спасительницей мира от большевизма. Это пришествие должно произойти в год белой курицы. Год белой курицы приближается. Ты — белый генерал, это делает такое пророчество для нас, монголов, очень волнующим. Белый цвет — цвет Чингисхана.

Они верят в мое родство с ним и к тому же не знают, что государь уже мертв. Не надо разрушать их наивной веры. Ламы, поклонившись барону и пятясь, вышли из юрты. По-тибетски Срум, или Докхит, по-монгольски — Шаги Уса.

Он изображается в диадеме из пяти черепов, с ожерельем из отрубленных голов, с палицей из человеческих костей в одной руке и с чашей из черепа — в. Когда мы возьмем Ургу, то обязательно посетим этот монастырь. В жестокости есть печальная необходимость. Сам Будда допускает такую необходимость, взяв своим слугой божество Махагала. Побеждая злых духов, Махагала ест их мясо и пьет их кровь. Сам он не способен достичь нирваны. Он обречен вечно сражаться со всеми, кто препятствует распространению буддизма, причиняя зло ламам и мешая им совершать священные обряды.

Я чувствую себя таким божеством. Я объявил войну китайцам, которые заставили отречься живого Будду, запретили богослужения в столичных монастырях и оскверняют храмы. Особенно меня волнует, что монголы называют меня белым генералом, который спасет их от белой курицы. Монголы очень чутки к цветовой символике. И к символике. Богдо Гэгэн — символ власти над Монголией. Похитив этот символ, мы похитим у китайцев власть. Я нашел человека, который нам поможет. В юрту вошел плотный, коренастый парень.

Не правда ли, замечательный экземпляр? Все в нем носит характер преступности и решительности, наглости и отваги. Это как раз то, что нам. Тубанов улыбнулся, показав широкую зубастую пасть. Он отважен, но туповат. Ты вместе с ним проберешься в Зеленый дворец Богдо Гэгэна. Надо вступить в переговоры с Богдо.

Все готово, остается главное — добиться, чтобы сам Богдо Гэгэн согласился на похищение. Так монголы называют тибетцев, живущих в Урге. Я ведь выделил большую сумму, — он вынул деньги. Тубанов взял деньги и пересчитал. Барон вынул новую пачку денег и передал Тубанову. Тубанов опять пересчитал, потом сложил все деньги вместе и начал пересчитывать заново. Это как раз то, что мне. Закончив пересчитывать деньги, Тубанов сказал: Мы, ламиты, во имя веры можем совершать чудеса храбрости.

Мы ненавидим китайцев как своих притеснителей и насильников над Далай-ламой. Особенно воодушевляет нас мысль, что предстоит совершить дело национального свойства. Богдо — наш земляк. Его роль в управлении страной ничтожна.

Но он глава религиозного клана, и своих он здорово держит в повиновении. Как бы я ни относился к Богдо лично, надо понимать его значение как общенационального символа. С Богдо в качестве заложника китайцы могут требовать многого, зная, что ради него монголы всегда пойдут на уступки. Пока Богдо в Урге, я не могу полностью положиться на свои монгольские отряды. Обязательное условие штурма — похищение Богдо Гэгэна. Миронов с трудом поспевал за Тубановым, который довольно ловко спускался по горному склону.

У подножия Тубанов, заметив усталость Миронова, сел передохнуть.

Свастика символ славян, значение и её виды

Приблизиться к реке под прикрытием деревьев мешают горные кручи. От дворца просматривается вся река, всадникам здесь нечего делать, а пешую вылазку китайцы отобьют без особых усилий. Далай-лама из Лхасы поддерживает. Перед дворцом стояли китайские караулы с пулеметами. Нас пропустят как тибетских лам. Он что-то показал китайскому офицеру, и, действительно, их пропустили. Мимо охраны они поднялись на второй этаж.

Здесь Тубанов опять нечто показал слуге. Пришел слуга и позвал. Долго шли в сопровождении слуг комнатами и переходами, тесно заставленными разностильной мебелью.

Всюду висели картины, стояли фарфоровые вазы и сервизы, европейские музыкальные инструменты. Вдоль стен тянулись витрины с безделушками, чучелами зверей, птиц, змей. Наконец впереди послышались граммофонные звуки французской кафешантанной песенки. Вошли в просторную комнату. За столом у играющего граммофона cидел, подперев щеку, лысеющий толстый человек.

Это был живой Будда. Перед живым Буддой стояла откупоренная бутылка шампанского. По сторонам было множество бутылок, многие — пусты. Тубанов и Миронов поклонились. Я догадываюсь, кто. Это шампанское подарил мне мой брат Романов, русский царь.

Что будет, когда в моих подвалах кончатся запасы шампанского, привезенного из Петербурга четыре года назад? Китайцы не снабжают меня шампанским. Они запретили мне ездить на русском консульском автомобиле. Он был явно пьян. По боковому переходу они вошли в небольшую комнату. Здесь в нескольких местах на столиках стояли граммофоны, лежали скрипки, трубы. На стенах висели неприличные рисунки. Заметив взгляд Миронова, Богдо засмеялся: Духовенству прежде запрещалось иметь связи с женщинами.

Я, как и прежние Богдо Гэгэны, соблюдаю закон. Закон можно нарушать только ради подвига. Я вступаю в связь только с такими женщинами, в которых прозревает Мангис — злой дух. Плотские сожительства с ними — на самом деле титаническая борьба со злом. Вы будете унесены на святую гору Богдо Ул. Неудача грозит мне новым, более суровым заточением, а может, и смертью. Я уже едва не был отравлен китайским врачом, действующим по приказу Пекина.

Свастика. Правда и ложь.

Хорошо, я согласен, пусть меня похитят вместе с женой Дондогулам. Мне позволено было жениться, потому что ламы признали ее воплощением Ехо-Догини — буддийского женского Божества. Из интимной комнаты вышли в спальню с зеркальными стенами.

Посреди стояло супружеское ложе — широкая двуспальная кровать под балдахином, на котором с внутренней стороны вверху тоже было зеркало.

На кровати лежала красивая молодая монголка и лениво ела какие-то восточные сладости. Миронов и Тубанов поклонились. Она поклонилась в ответ и улыбнулась. Но стреляйте так, чтобы не попасть в мои дворцы. Ни в Желтый, ни в Зеленый.

Особенно в Зеленый, здесь моя библиотека и сокровищница. Прошли библиотеку с множеством томов и вошли в сокровищницу. Вот драгоценная шкатулка с корнями женьшеня, слитки золота и серебра, чудотворные оленьи рога, десятифунтовые глыбы янтаря, китайские изделия из слоновой кости, мешочки из золотых нитей, наполненные жемчугом, моржовые клыки с резьбой, индийские ткани, кораллы и нефритовые табакерки, необработанные алмазы, редкие меха.

А вот посмотрите на коллекцию моих часов: Часы вдруг начали одновременно звонить. Поклонившись, Миронов и Тубанов распрощались. Но не вполне обычный человек. Еще не погасли ночные костры. Миронов стоял рядом с бароном и, как барон, смотрел в бинокль. Черные движущиеся точки показались на склоне. Группа лам подошла к воротам, караул пропустил. Вдруг ламы по условному знаку Тубанова выхватили из-под одежды карабины. Охрану без единого выстрела обезоружили и связали.

Одни заняли оборону возле дворца, другие вошли внутрь. Богдо Гэгэн с женой уже были готовы к побегу, тепло одеты. Их подхватили и понесли к берегу. Барон ждал известий на Богдо Уле. Тибетец на взмыленной лошади подскакал и подал записку.

Унгерн жадно схватил. В ней была одна фраза: Весть о похощении Богдо быстро дошла до лагеря. Барон сидел, склонившись над картой, когда вдруг раздался ужасный крик. Миронов вышел и вернулся с Сипайловым. А пытки ее романтизируют. Если так, Чернова привести в лагерь. Ты, есаул, поедешь, доложишь. Чернов был прежде моим любимцем, как и Лоуренс. Деньги и золото всех губят. У Чернова якобы с этой женщиной роман.

Я чувствую в себе силу Махагалы, а значит, и справедливость Будды. При этом всякий, на кого обращается мой гнев, будь то дезертир, пьяница или тот же Чернов, становится врагом желтой религии, мешающим ее торжеству. И ты, Сипайлов, спутник Махагалы. Но я божество, слуга Будды, а ты и Бурдуковский со своими подручными — бесноватые кладбищенские демоны, жадные до крови и мяса. В расположении обоза первыми, кого увидел Миронов, были Голубева и Чернов. Остановившись за бараком, Миронов видел, как они обнимаются и целуются.

Они не слишком стеснялись, и это зрелище собирало зрителей. Может, она и рада. В комендантской Миронов просматривал бумаги умерших.

Это на меня клевещут. Миронов долго просматривал бумаги, ничего не обнаружив. Выйдя из комендантской, Миронов увидел Голубеву, которая прогуливалась неподалеку. Вы уж совсем переселились в юрту к Чернову? Что в этом плохого? Разве мы плохая пара? Оба красивые, статные, — она засмеялась. Просто теперь явно. Сам Колчак перед лицом всей Сибири открыто живет со своей невенчанной женой. Вдруг позади послышался смех, и пьяный голос сказал: Это опять были те обозные казаки.

Казаки засмеялись, а один из них крикнул Вере: Вера разрыдалась и убежала в комендантский барак. Казаки, обнявшись, с пьяной песней пошли прочь.

Не прошло и минуты, как из комендантского барака выбежал разъяренный Чернов с револьвером в руке. Ординарцы, схватить и расстрелять подлецов! Миронов поспешил туда, однако впереди раздались выстрелы, и, когда Миронов подошел, оба казака лежали мертвые. Барон был весьма занят.

Когда вошел Миронов, он лишь мельком спросил: Подтвердилось насчет умертвления раненых ради денег? Описи ценных бумаг и денег не обнаружены. Может быть, они уничтожены. Чернов расстрелял двух казаков.

Чернов приехал под вечер и устроился в палатке у Миронова. Все ж, Чернов, для вашей пользы я попросил бы сдать оружие. Написал сценарии семнадцати фильмов, пять из которых были осуществлены. Творчество Горенштейна высоко ценили те, кому он доверял читать свои неизданные произведения. Все они считали Горенштейна гениально одаренным мастером. С года жил в Вене, затем переехал в Западный Берлин, куда был приглашен на годовую творческую стипендию Германской службы академических обменов DAAD, и стал первым русским писателем-стипендиатом.

В то же время 8 его книг были переведены и изданы во Франции Горенштейн дважды — в и в годах — приглашался президентом Франции Миттераном на традиционную ежегодную встречу в Елисейском дворце как представитель русских писателейа в х годах 11 книг были опубликованы в Германии.

Книги Горенштейна переведены на иностранные языки наибольшее число переводов на французский и немецкий. В парижских театрах были поставлены спектакли по горенштейновской прозе: Пушкина режиссер Александр Галибина также в Ярославском театре.

Волкова и в Красноярском драматическом театре. Маяковского состоялась премьера пьесы Ф. Между тем совсем недавно, 12 января года по первому каналу русского телевидения в 22 часа 30 минут состоялся продолжительный документальный фильм "Елена Соловей. Раба любви", в котором Елена Соловей и в особенности Никита Михалков много говорили о трудностях со сценарием, вспоминали провалившего работу Хамдамова, но ни разу не назвали Горенштейна, спасшего сценарий, хотя это напрашивалось само.

Под знаком тибетской свастики. Записки белоказачьего офицера

Эту главу я готовила для печати в день летия Фридриха Горенштейна. Так что скрыть авторство подлинного автора иной раз бывает трудно. До года одного из крупнейших прозаиков двадцатого века, автора романов "Псалом" и "Место" напоминаю: Всего он написал около двух десятков сценариев. Экранизированы были восемь, среди них, кроме "Рабы любви" и "Соляриса", "Седьмая пуля" режиссер А. Хамраев"Комедия ошибок" режиссер В.

Гаузнер"Щелчки" режиссер Р. Эсадзе"Без страха" режиссер А. Хамраев"Остров в космосе" режиссер А. Не всегда имя сценариста значилось в титрах. Андрей Кончаловский в своей книге "Возвышающий обман" перечисляет сценарии Горенштейна, которые в титрах шли под другими именами.

Среди них, например, "Первый учитель". Сценарий к фильму по своей повести Чингиз Айтматов написать не сумел, хоть и пытался — это сделал Горенштейн. Драматургия была не лучшего качества Сценарий я сначала переписал сам, потом позвал Фридриха Горенштейна, заплатил ему, и он привнес в будущий фильм раскаленный воздух ярости. После чего уже стало ясно, что браться за картину стоит.

Надо было утвердить сценарий у автора повести. Мы встретились с Айтматовым в Кремлевской больнице. Он прочел сценарий прямо в коридоре, сказал: Не сыграли ли эти подпольные сценарии свою печальную роль в трагическом отторжении и замалчивании писателя московской творческой элитой? В самом деле, Горенштейн ненужный свидетель, литературный наемник, который слишком много знает. Сколько их, сценариев, проданных и торжествующих на экранах под чужим именем, сколько их, сценаристов, которым впоследствии вовсе не хотелось ловить на себе "понимающий" иронический взгляд подлинного автора?

Горенштейн рассказал, каким образом ему удалось переправить за границу часть своих рукописей, в частности рукопись романа "Место". Не бескорыстно, конечно, денег заплатить не имел, но отработал натурой — пахал и сеял литературную ниву на барина" Как я был шпионом ЦРУ.

О том, кто был тем самым "барином", Фридрих в своих воспоминаниях умолчал. Зато он назвал мне однажды имя "барина" устно — Андрей Кончаловский. С ним была совершена "бартерная" сделка в году. Горенштейн написал для Кончаловского сценарий для французского фильма.

Кончаловский заверил писателя, что речь идет только о сценарии, который он, Кончаловский, продаст французам — фильма же не. И вот однажды Горенштейн случайно включил телевизор и увидел фильм "Я послал письмо своей любви" по своему сценарию.

Это был фильм с Симоной Синьоре в главной роли — очень постаревшей. Мне показалось, что он был огорчен не столько тем, что его обманули, сколько тем, что грузная, старая, по его выражению, Симона Синьоре — по фильму сестра парализованного, прикованного к инвалидной коляске господина который был еще и влюблен в собственную сеструсильно портила фильм.

Так же, как и неинтересно играющий актер, исполняющий роль брата. Надо отдать должное Кончаловскому: Вот как "выглядит" сюжет о сценарии для французского фильма в книге Кончаловского "Низкие истины": Сценарий мы делали с Фридрихом Горенштейном.