Сколько всего объявлений расклеила клавдия в надежде познакомится

Одинокая женщина желает познакомиться / ТВ / cartarcfige.tk

В троллейбусе антиалкогольный ас от гордости и всего остального Ипподромные темпы знакомства были гордостью . Клавдия Михайловна, несмотря на то, что дядя Леша три рубля с нее без всякой надежды спросил дядя Леша. - А зачем тебе рубль, милочек? . А сколько дали?!. Главная героиня фильма Клавдия решила, что ждать принца уже поздно, и расклеила по городу объявление: Одинокая женщина желает познакомиться. Проверь себя · Когда и сколько мы будем отдыхать в году Эта пара всего за полтора часа объяснит всем зрителям, что из надежды на лучшее. Вопрос: сколько всего объявлений расклеила Клавдия в надежде познакомиться? Ответ: 5 объявлений. * * *. Вопрос: сколько лет было Клавдии.

Ну если только его чуть подтолкнуть Киношная сваха в исполнении Натальи Гундаревой устроила десятки чужих судеб. А в реальности все не так радужно Таких альтруисток сейчас днем с огнем не найдешь, за свою работу свахи ждут материальной благодарности. Наталья Вадимовна арендует офис на окраине города. Поправляя деловито очки, просит меня заполнить анкету - описать себя и мужчину моей мечты. А потом показывает заветный альбомчик с фото. Мне приглянулся летний красавчик бизнесмен.

Взамен сваха предлагает шесть других кандидатов. Все плюгавенькие, зато встретиться с ними можно хоть. И вот третье свидание. С летним инженером Алексеем мы встретились в бильярд-клубе. Игроком он оказался хорошим, а вот жениться не собирался. Он, видите ли, за свободные отношения.

Следующий кандидат от свахи - летний студент! К свахе его привела мама, что тоже меня смутило. А родители чем у вас занимаются? Я сделала ручкой им обоим.

Точнее - всем троим. Деньги возьмет, только выбор у нее невелик и непригляден И советовала ей подыскать подходящего жениха на работе. Что ж, я тоже стала подбирать кандидатуру среди коллег. Но мужчин в нашем женском коллективе раз-два Точной копии его любимой. Сейчас он обдумывал два важных дела. Первое, как сгладить расставание перед отправкой на фронт. Второе, постараться избежать посещения Балаковского призывного пункта.

Нельзя ставить в известность волостное управление. Никто не должен знать о его местонахождении. Он хорошо помнил, каким терзаниям и репрессиям была подвергнута их семья после расправы над старшим братом Андреем во время Русско-Японской войны. Допустить подобного ему. Василий придумал одну хитрость: Целый год потом будет вестись переписка между Балаковом и Мелекессом, которая так ничем и не закончится.

Ни по одному адресу призывники не проживали. Эта была его первая военная стратегия. На волжскую пристань пришло много народу. Все провожали Василия на фронт. Пожалуй, самый памятный для него день. Прощаясь на пристани с родственниками и друзьями, Чапаев не знал, что теперь он уже не плотник Василий. С завтрашнего дня его имя Василий Иванович Чапаев. Шла война, которая все задуманное расставила по-своему. Теперь он не принадлежит.

Он пойдет семимильными шагами по военной карьере: Стоял теплый сентябрь, двадцатое число. Переломная веха в жизни многих людей. С белого и чистого листа, чтобы вписать в него совершенно иной текст. Кушать хочется… Макар сидел, задумавшись, не замечая никого: Вот уже второй год его Маруся лежит, разбитая каким-то недугом. Говорит неразборчиво, вроде как мычит. Семеро детей — мал мала меньше.

Его кондукторского заработка едва хватает на жизнь. Само жалование довольно приличное, да вот только на лекарства жены тратилось почти две его трети. Первый год ее болезни Макар провел в ожидании чуда.

Просыпался утром и ждал, что, может, сегодня жене станет легче, что она вот-вот поднимется, засмеется как раньше, и все войдет в прежнее русло. Но чуда не происходило. Напротив, ей становилось только хуже. Речь по-прежнему была невнятной, а тело — неподвижным. Глядя в глаза Маруси, Макар видел, что она все понимает и осознает, и от этого ему становилось еще тяжелее. На Империалистическую войну его не призвали по причине многодетности и болезни жены. Макар искренне радовался этому обстоятельству.

Он считал себя молодым, красивым, и подставлять свою голову под пули, даже за любимого царя Николая, ему не хотелось. Постепенно прикованная к постели жена и вечно голодные дети начали его тяготить. Настроение у Макара частенько было подавленным, все краски жизни потускнели. Иногда в голову приходили грешные мысли: И начать с начала всю свою жизнь?

Уехать в Саратов на работу и… больше не возвращаться. А детей соседи не оставят, у них сердце мягкое. Да и побираться они уже хорошо умеют. Но уехать в Саратов насовсем у Макара не получилось. Вот уж поистине, человек предполагает, а Бог располагает. Вчера он зашел в кондитерскую лавку Егорова. У прилавка стояла молодая женщина с маленькой девочкой и о чем-то оживленно беседовала с хозяйкой. По их разговору Макар понял, что они давние подруги. Девочка же нетерпеливо теребила мать за подол юбки и просилась домой.

Наконец, женщина обернулась и посмотрела на дочь. Макар, увидев ее лицо, оторопел. Потом покраснел и смутился как мальчишка. Он хотел было сразу уйти, но не мог оторваться от ее черных глаз. Ему стало не по. Он понял, что пропал.

Он понял, что влюбился с первого взгляда. Два года с лишним не видел родных, жену и детей. За это время в его военной карьере произошло много событий. Награды чередовались с госпиталями и ранениями, а продвижение по службе с отвагой и храбростью. Для Чапаева тоже есть письмо. Только совсем не радостное. И застало оно его в лазарете.

Василий не мог не верить отцу, который написал ему о Пелагее. Я ее приволакивал за косу дважды. У того семеро душ детей и не ходячая жена. Полька Саньку твоего старшего оставила, а Клавку с Аркашкой взяла с. Мы с матерью ходим помогать его жене. Катя, мать твоя, обмывает лежачую Марусю, и готовит сироткам поесть из чего Бог послал. Пелагея и этот пес Макар ни к нам, ни к ним носы не кажут.

Об детях напрочь забыли. Зла на них, греховодников, не хватает. Если бы ты в отпуск смог приехать, может, все обратно бы сладилось? За нас не волнуйся. Мать по ночам не спит, слезы льет по внучатам. Вась, я слышал, ты шибко ранен? Лечись, сынок, никак нельзя деткам без мамки с тятькой.

А при удобном случае схлопочи об отпуске. Ежели не приедешь, то я сам у Пелагеи, ведьмы постылой, внучат отберу. Ждем тебя и кланяемся. Родители Иван и Катерина Чапаевы. Не смогла нашу любовь сберечь, баба ты постылая. Ведь клялась любить до гроба, перед алтарем клялась. Ну, как же мне без тебя теперь? Свет мой ясный, голубка моя белокрылая.

Не знаю, верну ли тебя, нет ли, но детей не жди — не дам! Чтобы их чужой мужик ласкал или ругал?! Неделю Василий ни с кем не разговаривал. Лежал, отвернувшись к стенке. А по ночам, сцепив зубы, стонал от ран и душевной муки. Друг Петр Камешкерцев навещал Чапаева в лазарете и утешал раненного как.

Но Василий не любил, когда его жалели. Поэтому попросил Петра больше не вмешиваться в его личные дела. Камешкерцев обиделся, но потом рассудил, что поступил бы так же, если бы его Пелагея совершила подобное. Где-то в глубине души он был рад, что жена ушла от Василия, а не от.

Хотя ему об этом никто бы и не сообщил: А мать, как известно, никогда не выдаст свою дочь, что бы с ней не произошло. И хотя это было слабым утешением для него, он продолжал глубоко верить в преданность жены. Петр не знал, что завтра будет ранен разрывной пулей в живот Что рана будет смертельной.

И что умирать ему предстоит на руках Василия в этом самом лазарете. Весь оставшийся вечер он думал о несчастном Василии. Переживал за него и ломал голову, чем бы тому помочь. Думал и не предполагал, что именно Василию предстоит помогать его семье, а значит, и. Что именно Чапаев будет нести его крест до конца дней своих, а, может быть, и дольше… И что преданной Пелагее Камешкерцевой суждено сыграть не последнюю роль в жизни Чапаева.

Наконец-то сбылась ее мечта о своей жилище. Макар пока снял этот уголок, но обещал скоро накопить денег и 12 построить свой дом. Ей нравилось быть самостоятельной, а еще льстило, что Макар с ней не спорит, во всем уступает и не требует беспрекословного подчинения. Раньше она постоянно сравнивала Василия и Макара.

Правда, сравнения эти заканчивались не в пользу последнего. Теперь она уже не сравнивает, а принимает нового мужа таким, какой он. Василий далеко, и неизвестно, вернется он с этой войны или.

А Макар здесь. И она не одна. Ведь нельзя бабе без мужика. О его детях и парализованной Марусе Пелагея вовсе не хотела думать.

А когда совестливые мысли все же появлялись, она тут же старалась переключиться на что-нибудь приятное. К примеру, на вязание маленьких чепчиков или шитье распашонок для будущего ребеночка.

Клавдюня и Аркашка ковырялись в песочке. Двор нового жилища им не нравился. Впрочем, двухлетнему Аркашке было все равно. Но Клавдюня — другое. Ее раздражало все, что было связано с дядей Макаром: Все свое время уделяет не ей, а Макару, а про них совсем забыла. Дочь как-то попыталась сказать об этом матери, но та наградила подзатыльником и вытолкала ее гулять. Клавдюня очень скучала по своему старшему брату Саньке. И по дедушке и бабушкой. Сегодня мать села что-то вязать, а их снова отправила на улицу, чтобы не путались под ногами.

Аркашка сидел и лепил какие-то куличики. Клавдюня тоскливо слонялась вдоль маленькой оградки палисадника. Она обрывала лепестки ромашек и голубой придорожный цикорий. Но сестра не отреагировала на его признание. В тот момент ее заинтересовали прохожие. Это были две девушки, одетые очень красиво. Модные полуботинки, длинные юбки, приталенные кофточки.

Она решила, что как только вырастет, обязательно купит себе туфли на самых высоких каблуках. И приталенную кофточку тоже обязательно. Вдруг в конце улицы появилась знакомая фигура. Девочка вскочила, не поверив своим глазам. Братик от неожиданности заревел и заковылял за сестрой.

Василий обнимал одной рукой дочку, а другой — сына. Он прижимался к чумазым личикам и вдыхал запах их тел. Гляди, как вырос без меня! Ты нас вместе с мамой забери, ладно? Увидев на пороге Василия, Пелагея резко вскочила и заметалась по комнате. И предупредить, не хочешь со мной жить, как женке приличной положено — не живи. Но и детям не мешай. Нечего их по чужим мужикам таскать, по чужим квартирам прятать. Считай это моим приказом. Коли хочешь, - добавил он более мягко, - можешь со мной уйти. Последний раз тебя прошу.

Грешная я перед тобой, дура слабая! Ведь не ждала тебя, думала, что войны не воротишься. Уж больно долго ты о себе вестей не слал, вот и ушла с Макаром. Тяжко мне с твоими родителями. К своему отцу пошла, так выгнал. И деться мне некуда. Макар тут и подоспел.

Телепрограмма

При упоминании имени Макара Чапаев нахмурился и стал покусывать подергивающийся ус. С тобой хоть на край света пойду, - продолжала Пелагея, Только сразу тебе признаюсь, в тягости. Василий посмотрел на чуть располневшую фигуру жены и побледнел. Все рухнуло в одночасье. Он встал, нервно зашагал по комнате, а потом сказал: Со мной, с моими родителями жить.

А чужих детей мне самому не. Оставайся с ним, коли так дело повернулось. Знать, не судьба нам с тобой жить вместе, хоть и венчаны. Другому, значит, мое счастье отдала… Он сел на стул и замолчал. Она поняла, что они больше не увидятся, а еще, что любит его пуще прежнего. А Макар — это так, затмение бесовское. Василий встал и велел ей собирать ребячьи вещи. Поля не смела ослушаться и паковала баул трясущимися руками. Чапаев старался на нее не смотреть. Он знал, что если она подойдет поближе, ему будет трудно удержаться… Она подошла.

Пелагея почувствовала, что ей необходимо его обнять, прижаться, приласкаться. На мгновение Василий обо всем забыл. Он обнял ее, она прильнула к нему губами. Если на свети есть райские мука, то они были здесь и. Василию показалось, что он улетает от счастья.

Рука его скользнула на ее талию, и мгновенно наступило отрезвление. Между ними встала преграда: Василий резко развернулся и вышел вон. Внезапно заныли все раны. Только как мне жить в ладу с собой после такого греха? Пойти с ним не было сил, да он и не позвал. Ей вдруг захотелось догнать его и закричать что есть мочи: Макар приехал через три дня. Он очень обрадовался, узнав, что с фронта приезжал Чапаев и забрал своих детей к. Обрадовался, но виду Пелагее не подал. Пусть думает, что переживает вместе с нею.

Теперь он свободен и будет думать о своем будущем ребенке, не заботясь о чужих. Макар не стал говорить Пелагее, что недавно столкнулся со своим старшим сыном. Он и маленькая Танюшка стояли возле церкви, прося милостыню. Сын Алешка сделал вид, что не узнал отца, а дочка и вовсе его не заметила. Тогда Макар трусливо перебежал на другую сторону улицы и больше не оборачивался. Екатерина Семеновна с утра до вечера хлопотала по дому, стараясь чем-нибудь порадовать домочадцев.

Зная, что сын любит каймак, она каждое утро делала это нехитрое блюдо. Рецепт его пыл прост. Сначала доилась корова, и с молока снимались сливки. Затем снятые сливки томились в печке, разлитые в глиняные крынки, в них добавлялся сахар. А затем горшочки опускались в погреб на лед. Сливки застывали и напоминали сладкое мороженое. Подавала их на стол Екатерина Семеновна с булочками или оладьями. А еще помогал отцу в плотницком деле. Часто вечерами приходили соседские старики узнать о ходе войны у очевидца.

Василий рассказывал, ничего не скрывая, о боях, о цинге, о роптании среди солдат. Старики внимательно слушали, покряхтывали и раскуривали самодельные цигарки. Интерес к его рассказам был велик, почти у каждого из них сыновья находились на той же Мировой. Письма с фронта почти не приходили, и теперь это восполнялось с лихвой устно.

Василий старался как можно дольше быть с детьми. И играл с ними увлеченно и азартно, будто бы впрок. Скоро предстояла новая разлука. О Пелагее, казалось, забыли. Ее имя никто не произносил вслух. И даже маленький Аркашка не хныкал и не просился к мамке.

Иногда лицо Чапаева омрачалось, и на лоб набегали морщины. Чуткая мать это замечала и старалась отвлечь сына. Она понимала, что сейчас он думает о ней, о Пелагее. Тогда Екатерина Семеновна лукавила: Провожали Василия Чапаева почти всем селом. Старики напутствовали его, жали руку, по-мужски обнимали. Бабы утирали слезы и причитали. Каждый вспоминал своих близких. К Чапаеву подошел одноногий дед Кузьма и прошепелявил ему прямо в ухо: Так старуху паралич охватил от горя.

Уважь, Васьша, отомсти за нас! Сердце противно екнуло и заныла старая рана. К Василию подошел отец. Под пули шибко не лезь, но и не трусь. Эх, да что я такое говорю? Знаю тебя, сам погибнешь, а товарища спасешь. Тяжело в бой сыновей отправлять, ох, как тяжело, Васька… Ты да Гришка у меня остались.

Сам бы на ту войну пошел, да на кого Катю с мальцами оставить? Его перед моим отъездом ранило разрывной пулей. В общем, помер. Перед смертью попросил слезно не оставить его детей. Так я пообещал ему, что не оставлю. Чем же им еще помочь, как не деньгами? Только душа болит, как вы тут без аттестата жить-то будете? Он думал, что им с Катей без Васькиного жалования туго придется.

Всетаки трое детей на их руках остается. Бог даст — выживем. Лишь бы живыми остаться. Пока хожу, дышу кое-как, ноги — руки есть, проживем.

А там видно. Мать у нас с тобой бережливая, рачительная. Ведь, коли слово дал — держи. А уж поклялся — умри, но выполни! Так у нас, у Чапаевых заведено. Деткам отец пуще всего нужен. Василий смотрел на удаляющийся берег, на людей, которые махали ему в след. Детей с пристани увели, потому что те сильно рыдали, да и ему самому тяжелее было бы тяжелее. Вдруг его взгляд упал на одинокую фигурку, которая стояла на высоком холме.

Это была женщина в черном платье и длинной цветастой шали. Его охватило сильное волнение. Он вспомнил, как дарил ее своей любимой к свадьбе. Но руки словно приросли к поручню, а лоб покрылся испариной.

Постепенно силуэт растворился в дали, а он все смотрел и смотрел, пытаясь хоть на миг еще раз увидеть любимую. Многие высказывали мнения о скором конце войны.

Надежда, окрылившая многих, вскоре рухнула. Уже восемнадцатого числа в приказе генерала Брусилова говорилось о недопустимости братания. И делалось строгое предупреждение о суровом наказании в случае повторения подобного. Впереди у Чапаева еще много боев и наград.

А еще больше ранений и боли за царя и Отечество. Впереди участие в Брусиловском победоносном прорыве. Присвоение звания фельдфебеля и повышение жалования. Впереди много пороха, крови и смертей. Радости Макара не было предела. Никого из детей он не любил так, как эту малышку. Омрачало только одно — сама Пелагея. После посещения Василием их квартиры она словно переродилась. Раньше она была приветливой, смешливой и нежной. А сейчас ее не узнать.

Даже к ребенку безразлична, будто у нее внутри все заиндевело. После встречи с Василием она не могла уже жить и дышать спокойно. Вся душа рвалась к нему, далекому и единственному. Ей часто снились пристань и проводы Василия на фронт. Она была почти рядом с ним, но не могла подойти. Страх и стыд сковывали ее волю. Тогда Поля решила подняться на холл в надежде, что он увидит ее хотя бы издали.

Но он не. И Пелагея корила, и корила себя за малодушие. Макар в последнее время раздражал. Она старалась скрывать это изо всех сил. В довершении всего соседка по улице как-то прилюдно назвала ее разлучницей. Пелагея тогда вздрогнула как от удара. Неподалеку от той соседки стояла маленькая девочка и тоже кричала на нее тоненьким визгливым голоском. Это была дочь Макара.

Она счастливо жила со своим мужем, но только без детей. У кого-то из-за строптивого характера. А еще Боженька испытывает тех, кого любит. Может, у вас с Макаром и сложилось бы, да только через вашу любовь многие пострадали. Вот и маетесь. Боязно мне, что на Валюшке твоей грехи ваши отозваться могут. Так я за нее каждый денек молиться.

Елена долго рассказывала о своем посещении отца. В последнюю встречу Никонор ей совсем не понравился. Его жена совсем не заботилась о. Иконы расписывать заставляла только дома. Зорко следила, чтобы тот не ушел к кому-нибудь. Собственно, сам он ей был не нужен. Ее вполне устраивали домохозяйство и приличный заработок Никонора.

Когда же он бунтовал, она ставила ему большую бутыль самогона, которую держала всегда наготове. Со временем он стал выпивать ее до самого дна и сваливаться тут же под столом. Когда Никонор узнал, что Пелагея ушла от Чапаевых, то страшно обрадовался. Говоришь, что она скоро родит? Мне что-то по утрам кости ломит. Нинка, ведьма, плохим пойлом меня пичкает! Я ей, дуре, говорю, чтобы лучше очистку делала. А она, косорылая, уморить меня верно хочет. Ай, да молодец, Полька!

Утерла нос этим Чапаевым… Век они нашу породу помнить будут! Он еще долго куражился перед дочерью, а потом схватил сапог и принялся им гонять вошедшую в горницу молодуху Нинку. Та визжала, вопила и бегала вокруг стола.

Елена не стала дожидаться конца скандала и потихоньку вышла в сени. Никонор так и не заметил ее отсутствия. А через час и не вспомнил, что его навещали. У него ослабевала память. И это вполне устраивало Нинку. Единственным ее беспокойством было затащить старого козла в церковь венчаться. Потому что если он подохнет невенчанным, ей ничего не достанется.

А вот и Валюшка, моя дорогая карапузишка! Это тебе твой крестненький прислал, дядя Николаша. Так вот она рассказывала, что перед самым ее отъездом твой бывший муж Василий туда свою семью перевез. В дом купца Волковойного. Давно пора было из той лачуги уехать. Или дом поболее отстроить. Глядишь, и сейчас бы жили — не тужили, — ей вдруг стало нестерпимо обидно, что без нее в семье Василия происходили перемены к лучшему.

Не один он приехал. Мать, отца, детей твоих привез… И жену новую с двумя дочерьми. Не может быть, чтобы он снова женился! Ее глаза расширились, а ноздри жадно вдыхали плохо поступавший воздух. Зинаида Егорова не могла взять в толк, почему подруга так отреагировала на свежую новость.

Выскочив из не оправдавшей его надежд телефонной будки, он помчался вглубь квартала, где посреди обширной клумбы с бетонными бортиками виднелись три чахлых деревца. Внутри Романа Караулькина как-будто поселилась адская машинка, и эта адская машинка явственно тикала в животе, отсчитывая последние секунды до неотвратимого. Знаменитый корреспондент несся к бетонной клумбе, подпрыгивая от нетерпения, как паяц.

Он ничего не видел перед собой, кроме трех кривеньких саженцев, которые были сейчас для него желаннее, чем три кокосовых пальмы для путешественника, погибающего от жажды в пустыне. Эта невнимательность, в общем-то, и послужила причиной последующей катастрофы.

В двух шагах от спасительного оазиса с силой выброшенная вперед левая нога Романа Караулькина не нашла под собой опоры и ас антиалкогольных репортажей ухнул вниз, кувыркаясь по узкой лестнице.

Лестница была до отвращения скользкой и вела куда-то под землю. Совершая последнее сальто, знаменитый корреспондент на мгновение увидел дверной проем с напрочь оторванной дверью и заколоченный крест на крест тяжелыми сосновыми досками. Хорошенько разогнавшийся Караулькин впечатался ливерпульской прической как раз в слово "ЖЭК". Шершавая доска крякнула и неожиданно легко отъехала в сторону, пропуская представителя прессы в зловещую неизвестность.

Влетев в открывшуюся дыру, Роман Караулькин суматошно взмахнул руками и, схватившись за что-то очень мокрое и грязное, ухитрился удержать равновесие. Вокруг было темно, как в могиле. Входная доска с потусторонним скрипом возвратилась на свое место и в страшном помещении наступила такая ужасающая тишина, какая бывает только в старинных шотландских замках, где водятся привидения. Корреспонденту самой популярной в городе газеты стало не по. Он сделал шаг влево и наступил на что-то липкое и гадкое.

Испуганно отдернув ногу, Роман Караулькин шагнул вправо и нащупал подошвой нечто мягкое и жуткое. От недоброго предчувствия волосы на голове беспокойно зашевелились. Знаменитый корреспондент дрожащей рукой достал из внутреннего кармана пиджака привезенную из загрантурне японскую зажигалку. Неровное пламя осветило разбитую электролампочку на коротком шнуре, загаженные туалетные кабинки, разколошмаченный фаянсовый умывальник, наглухо забитые и от этого переполненные до краев писсуары, обильно посыпанный хлоркой и бугрящийся от нечистот пол, а на полу распростертое мужское тело в красной майке с иностранной надписью.

Увидев покойника, Роман Караулькин по-старушечьи всхлипнул и выронил зажигалку. Память о загрантурне с чавканьем плюхнулась в отверстие клозета, а знаменитый корреспондент почувствовал, что его схватили за правую штанину. Вслед за чем откуда-то снизу раздался громоподобный голос, который мог бы по всем тональностям легко заглушить рев трубы-геликона. Роман Караулькин, как человек творческой организации души и обладатель второй особенности организма, не мог без ощутимых потерь для своей тонкой нервной системы перенести сначала появление, а затем и воскрешение покойника.

Адская машинка, застопорившаяся почему-то во время непредвиденного падения, наконец, сработала, и случилось неотвратимое: Совершенно очумевший от таких оскорбительных приключений корреспондент как-то не по-человечески заверещал и, вырвав штанину из лап покойника, бросился к выходу. Шершавая доска крутнулась вокруг своей оси, нанося Роману Караулькину увесистый удар в догонку.

Антиалкогольный ас на мгновение воспарил над ступеньками лестницы и, сопровождаемый треском зацепившегося за гвоздь пиджака, вылетел на поверхность. Отдалившись от кошмарного подземелья на безопасное расстояние, Роман Караулькин остановился и, еле сдерживая истерический смех, принялся при свете уличного фонаря подсчитывать свои сегодняшние потери.

К французскому брелку, выклянченному нахалкой-дошкольницей, добавилась утонувшая в клозете японская зажигалка, безнадежно измазанные в хлорке канадские мокасины и восхитительный итальянский пиджак, у которого теперь подчистую была отодрана правая фалда. Сингапурские штаны, хотя и остались целыми, настроения не улучшали, потому что были насквозь мокрыми и начинали скверно пахнуть.

Закончив осмотр, Роман Караулькин минут десять со злостью пинал фонарный столб. В таком непрезентабельном виде, сохраняя курс акций на должном уровне, нельзя было показываться на глаза не только Светке, но даже вечно пьяненькой сорокапятилетней Дуське, которая щедро угощала аса антиалкогольных репортажей ядреной самодельной бражкой.

Безвинный столб вынес экзекуцию стоически, как индеец. Роман Караулькин ширнул его напоследок кулаком и медленно побрел в сторону своего дома, оставляя Светку Востозенкину и Раечку Орлеанскую, державших в этот полуночный час срочный военный совет, гадать по поводу невероятных событий, случившихся в типографии.

Загубленный итальянский пиджак печально покачивал единственной фалдой. На мусорной свалке сочувственно выли собаки. Знаменитый корреспондент глотал горькие слезы обиды и наполнялся в адрес лиц, ответственных за эксплуатацию удивительного коммунального объекта, чувствами еще более ядовитыми, чем запах одеколона "Синяя борода". В связи со всем вышесказанным очень хочется задать руководству городского жилищного управления несколько откровенных вопросов.

Кто конкретно из работников ЖЭКа N4, бросая наглый вызов нашим демократическим переменам, довел до столь возмутительного состояния важнейшее сантехническое сооружение? И когда, наконец, этих преступников - да, да, именно преступников! Из статей Романа Караулькина Здоровенный детина самой босяцкой наружности рыскал между подъездами нового двенадцатиэтажного дома, как флибустьерский фрегат по Вест-Индскому торговому пути, и приставал ко всем прохожим с однообразной просьбой: А то дяде Леше хана, скомпотится дядя Леша!

Прохожие молча мотали головами и, проявляя полнейшую незаинтересованность в дальнейшей судьбе дяди Леши, начинали торопиться по неотложным делам. Дядя Леша тоскливо отрыгивал ароматом детской зубной пасты "Чебурашка" и кричал вслед безжалостным прохожим голосом, мощным, как трехпудовая гиря: Но и этот убедительный, хотя и странный аргумент, не достигал до каучуковых сердец сквалыг-соседей. На себя, подлеца, в зеркало посмотри! Дядя Леша по-паровозному вздыхал и перемещался к противоположному углу дома.

Смотреться на себя в зеркало не хотелось. Из-под засаленной красной майки с иностранной надписью вываливалось сиреневое, давно не мытое брюхо. Почерневшие от грязи джинсы стоимостью в три рубля с копейками индейской бахромой опускались на пляжные сланцы.

Остатки растительности у ушей по причине длительного отсутствия контакта с водой и мылом стояли торчком, как щетина сапожной щетки. На потной лысине бубновым тузом светился свежий розовый треугольник, в котором без труда можно было узнать конфигурацию популярного электробытового прибора. Обладатель индейских джинсов был не просто горьким пьяницей.

До такой пиратско-люмпенской жизни его довело полное отсутствие желания производить материальные ценности.

Дядя Леша менял места работы, как английский лорд носовые платки. Устроившись слесарем на какое-нибудь ПО "Красный ширпотреб", дядя Леша быстро разочаровывался и терял всякий интерес к напряженному производственному процессу. Обосновав свое отношение к новой работе, дядя Леша пил во время трудовой вахты горькую и скучал в курилке. Излишне говорить, что из ПО "Красный ширпотреб" он через полмесяца вылетал как из катапульты истребителя.

Катапультное отношение с производством привело лет десять назад к тому, что дядя Леша окончательно рассорился с работниками отделов кадров всех предприятий города. Лошадиное здоровье позволяло ему подрабатывать разгрузкой железнодорожных пульманов и ночевать на жестких вокзальных скамейках.

Последние года полтора дядя Леша временами жил у молодящейся вдовушки Клавдии Михайловны, с которой сошелся по причине перетаскивания холодильника из магазина хозтоваров на шестой этаж за три рубля. Клавдия Михайловна, несмотря на то, что дядя Леша три рубля с нее великодушно не взял, оказалась особой мелочной, склочной и своенравной. Это малоприятное обстоятельство частенько вынуждало ночевать в подвале, где среди теплых канализационных труб был специально припасен персональный матрац.

Полуподвальная жизнь была не то чтобы очень радостной, но привычной. Однако, сегодня у дяди Леши впервые за много лет на душе заскребли кошки.

Утром своенравная Клавдия Михайловна окончательно выставила приживальца за дверь, выкинув с балкона его драный чемоданишко, где бережливо хранились мохнатая шляпа с продавленным верхом, полосатые трусы без резиночки, запчасти от будильника "Слава" и толстенная брошюра о вреде алкоголя, которую дядя Леша все собирался на досуге почитать, да было некогда. Особую безрадостность к случившейся трагедии добавлял тот факт, что персональный матрац в подвале кто-то спер, а в кармане звякало всего двенадцать копеек медной монетой.

Между подъездов дядя Леша крейсировал явно зря. Рубля ему так никто и не дал, а на шум, вызванный старушечьими насмешками, с балкона шестого этажа выглянула скандальная Клавдия Михайловна. Мелькающая внизу грязная лысина вызвала в ней самые боевые чувства. И не появляйся больше! И чтоб тебя в подвале кошки съели! В ответ вокруг по-пулеметному зашлепали картофелины. Ввиду наличия отдельных попаданий дядя Леша решил дать задний ход и поспешил вглубь двора, к чудом уцелевшему во время строительства Валежников высоченному каштану.

Под каштаном стояла деревянная садовая скамеечка, где полуподвальный неудачник оставил свой нехитрый скарб: Отодвинувшись от этого сиротского барахла подальше, на другом конце скамеечки сидел чистенький розовенький гражданин в белой рубашечке с эстрадным галстуком-бабочкой.

Гражданин просматривал стопку газет и, подпрыгивая от удовольствия толстенькой ножкой, тихонько хихикал. Дядя Леша щелкнул себя по горлу, отчего горло издало громкий пробочный звук, и простодушно сообщил: Давай рубль, сосед, и, того-этого, на двоих сообразим! Валерьян Валерьяныч понятливо закивал головой. Розовенький гражданин занимался поисками, сладко приговаривая: На уголках рта пузырилась белая лошадиная пена: Ничего не обнаружив в карманах, Валерьян Валерьяныч обратился к газетной стопке.

На, почитай, милочек, тебе полезно будет! Валерьян Валерьяныч, радуясь своей выдумке, засмеялся дребезжащим козлиным смешком, а дядя Леша испытал страстное желание треснуть кулаком по розовенькой шее. Но ему было сегодня настолько тошно, что не хотелось ссориться даже с никчемным болтуном в галстуке-бабочке. Затем достал из-за уха сплющенный окурок, чиркнул спичкой о брюхо и закурил, окутавшись кочегарным дымом.

Вот до чего власть эта хамская людей доводит. Докатилась страна, одним словом, дошла до ручки-железочки. Ты только послушай, милочек, чего в газеточках пишут И в порыве чувств даже попытался схватить чистенького Валерьян Валерьяныча за подтяжку от штанов. Там, говорят, раз плюнул и пачечка денюжек в кармашке.

По пятьсот рублей деловой народ заколачивает, а некоторые даже по тыще! Сейчас частному капиталу широкую дорогу дают. Потому как докатилась страна до винтика-шпунтика. Вот послушай, родименький, чего в газеточках пишут Валерьян Валерьяныч сделал паузу и покосился на собеседника: Дядя Леша молчал, кусая синие губы.

Валерьян Валерьяныч довольно прищурил маленькие поросячьи глазки и принялся читать газеты вслух, давая пространные комментарии к каждому абзацу. Комментарии эти были на редкость ехидными, да и само знакомство с прессой проходило несколько необычно. Если, например, сообщалось, что где-то что-то плохо, то Валерьян Валерьяныч от души веселился, обхихикивая каждую подробность.

А если, наоборот, писали, что где-то что-то хорошо в чем особенно усердствовала газета "Вечерние новости", которая оставалась еще пока на осторожных застойных позицияхто он волновался, брызгал слюной и как дважды два доказывал, что все это вранье и хорошо нигде быть не может, потому как страна дошла до баночки-скляночки. Владельцу эстрадного галстука не нравилось, когда где-то в стране было хорошо.

Валерьян Валерьяныч, как он сам говорил про себя, занимал активную социальную позицию и был человеком либеральных принципов. Ради этих принципов он даже не работал по специальности, полученной на энергетическом отделении столичного вуза, а дежурил через день швейцаром в гостинице. Свободное время Валерьян Валерьяныч тратил на то, что слонялся по городу и смаковал недостатки. Швейцар с высшим образованием категорически не признавал Советскую Власть.

Он почему-то по-старинке считал ее властью рабочих и крестьян, а посему властью хамской, не заслуживающей никакого уважения. Она одним своим существованием гадила в его интеллектуальное нутро.

Правда, когда его спрашивали, что он предлагает взамен, Валерьян Валерьяныч начинал мяться. Он и сам не знал. Может, парламентская утопия, а может, даже и ограниченная анархия. Сомнений не вызывало только. Если его назначат при этой утопии или анархии на ключевой пост с окладом эдак тысяч пять в неделю, то он, ясное дело, обязательно что-нибудь придумает.

Впрочем, такой пост вполне устроил бы розовенького гражданина с поросячьими глазками и при Советской власти. Дядя Леша слушал социально активного Валерьян Валерьяныча невнимательно. Он беспокойно озирался по сторонам.

На голых ветках с завидным нахальством проклевывались зеленые стрелки. Под ногами шевелилась вызывающе молодая трава. По спинке скамеечки, то и дело забираясь за воротник, шустрили большие рыжие муравьи.

В парашютной кроне каштана скрипел, как несмазанная дверь, скворец майна и норовил прицелиться хвостом прямо в лысину. Где-то одним мановением руки заколачивали по тыще рублей, а дядя Леша сидел на мели с двенадцатью копейками в кармане и потешным чемоданом без ручки, в котором не было даже намека на флакон любимого одеколона "Синяя борода".

От тяжелых дум дядю Лешу отвлек все тот же либерально настроенный Валерьян Валерьяныч. Интеллигентный швейцар подскакивал на скамеечке, как марионетка в руках пьяного кукольника, и верещал: Ты только послушай, голубочек, как лихо стервец пишет!

Швейцар сделал паузу, чтобы заглотнуть в себя побольше воздуха, а затем с выражением прочитал: Интеллигентный человек лучше лопнет от нетерпения, чем переступит порог этого гадюшника. Тем более, что ко всему прочему он давно стал настоящим притоном для бродяжничающих уголовных элементов, которые замышляют там по ночам темные инсинуации против светлого дела перестройки!.

Здесь Валерьян Валерьяныч прервал чтение и принялся восторженно трясти газетой перед дядилешиным носом. Довели страну до камешка-кирпичика!

Вот ты, Лешенька, скажи, как истинный пролетарий, ведь все точно, все правильно?

Крымзалов Виктор Владимирович. Кооператив

Недавно один ворвался, перестройку, того-этого, поджечь. Да испугался, видать, сам все через штаны и затушил. Да в жисть бы не допустили! У них там уборные ого-го!

Игра Любимое Советское кино ответы Одинокая женщина желает познакомиться: где работал Валентин?

Заходишь, как во дворец! Музыка, зеркала, позументики золотые и специальный человек кабинки на выбор предлагает. Одеколончиком побрызгают, бумажечку на подносике поднесут, видеокино покажут. И все удовольствие - гривенник! При упоминании о гривеннике помутневшие от несчастий глаза дяди Леши неожиданно загорелись жарким первобытным огнем. После утреннего соприкосновения утюга с головой в проспиртованных мозгах обладателя индейских джинсов произошла некая таинственная перетрубация.

И теперь его охватила решимость сделать что-то большое и важное, такое, чего бы хватило не на один флакон "Синей бороды" и даже не на два, а по крайней мере на целый ящик.