Обломов и пшеницына как они познакомились

Любовь в жизни Обломова сочинение по теме романа Гончарова

Как они любили друг друга, почему их привело к друг другу. Обломов и Агафья Пшеницына история любви сочинение План1. Обстоятельства знакомства2.Развитие отношений3. Была замужем за Пшеницыным, но тот умер и женщина осталась вдовой; Познакомились благодаря Терентьеву, вскоре после этого Обломов приходит к Прожили с Обломовым они 7 лет, после чего Агафья потеряла мужа.

Его жизнь была бы не такой насыщенной без ней, пусть и такой недолгий срок. Ольга была творческой девушкой, она любила литературу, театр, имела великий музыкальный талант. Именно это и привнесло жизнь в пассивное существование героя. Благодаря ее неудержимо у желанию развиваться, Обломов все-таки смог ненадолго встать с своего дивана, снять халат и начать действовать. Ольга начала водить его в оперу, в театр.

Именно благодаря ей герой начал хоть что-то чувствовать. Что-то будто перевернулось в его душе с ее появлением. Истинным желанием Ольги было изменить героя, оживить его, заставить его чувствовать. Она не желала мириться с его существом, а стремилась разрушить его привычки, заставив жить,а не существовать. Так и поступает решительная, смелая девушка, готовая на все ради любви. Однако, герой был не готов к таким резким переменам. Он не хотел навсегда откладывать свой любимый халат ради каких-то любовных приключений, которые лишь утомляли.

Он разбил Ольге сердце. Однако они навсегда остались самой яркой любовью друг у друга. Ведь более страстной любви в его жизни больше и не. Второй и последней женщиной в жизни Ильи Ильича стала Агафья Пшеницына. Ее характер радикально отличался от характера Ольги. Ее вовсе не тянуло менять Илью. Он устраивал ее таким, какой он. С открытой на одной и той же странице книжкой, с халатом,на мягком диване. Она лишь способствовала его регрессу, деградации его, как личности. Агафья всячески прислуживала ему, приносила еду, убиралась.

Их жизнь была абсолютно синонимична жизни в Обломовке. Именно такой жизни и жаждал Илья. После болезни Илья Ильич долго был мрачен, по целым часам повергался в болезненную задумчивость и иногда не отвечал на вопросы Захара, не замечал, как он ронял чашки на пол и не сметал со стола пыль, или хозяйка, являясь по праздникам с пирогом, заставала его в слезах. Потом мало-помалу место живого горя заступило немое равнодушие. Илья Ильич по целым часам смотрел, как падал снег и наносил сугробы на дворе и на улице, как покрыл дрова, курятники, конуру, садик, гряды огорода, как из столбов забора образовались пирамиды, как все умерло и окуталось в саван.

Подолгу слушал он треск кофейной мельницы, скаканье на цепи и лай собаки, чищенье сапог Захаром и мерный стук маятника. К нему по-прежнему входила хозяйка, с предложением купить что-нибудь или откушать чего-нибудь; бегали хозяйские дети: Но гора осыпалась понемногу, море отступало от берега или приливало к нему, и Обломов мало-помалу входил в прежнюю нормальную свою жизнь.

Осень, лето и зима прошли вяло, скучно. Но Обломов ждал опять весны и мечтал о поездке в деревню. В марте напекли жаворонков, в апреле у него выставили рамы и объявили, что вскрылась Нева и наступила весна. Он бродил по саду. Потом стал сажать овощи в огороде; пришли разные праздники, троица, семик, первое мая; все это ознаменовалось березками, венками; в роще пили чай. С начала лета в доме стали поговаривать о двух больших предстоящих праздниках: И когда хозяйке случилось купить или видеть на рынке отличную четверть телятины или удавался особенно хорошо пирог, она приговаривала: Под окнами снова раздалось тяжелое кудахтанье наседки и писк нового поколения цыплят; пошли пироги с цыплятами и свежими грибами, свежепросоленные огурцы; вскоре появились и ягоды.

Ольга Ильинская и Агафья Пшеницына в жизни Обломова (По роману И. А. Гончарова «Обломов»)

Хозяйственная часть в доме Пшеницыной процветала, не потому только, что Агафья Матвеевна была образцовая хозяйка, что это было ее призванием, но и потому еще, что Иван Матвеевич Мухояров был, в гастрономическом отношении, великий эпикуреец. Он был более нежели небрежен в платье, в белье: Белье, как чернорабочий, менял только в субботу; но что касалось стола, он не щадил издержек. В этом он отчасти руководствовался своей собственной, созданной им, со времени вступления в службу, логикой: От этого на столе у Пшеницыных являлась телятина первого сорта, янтарная осетрина, белые рябчики.

Он иногда сам обходит и обнюхает, как легавая собака, рынок или Милютины лавки, под полой принесет лучшую пулярку, не пожалеет четырех рублей на индейку. Вино он брал с биржи и прятал сам и сам доставал; но на столе иногда никто не видал ничего, кроме графина водки, настоенной смородинным листом; вино же выпивалось в светлице.

Сравнительная характеристика Ольги Ильинской и Агафьи Пшеницыной Таблица

Постепенная осадка или выступление дна морского и осыпка горы совершались над всем и, между прочим, над Анисьей: Обломов, видя участие хозяйки в его делах, предложил однажды ей, в виде шутки, взять все заботы о его продовольствии на себя и избавить его от всяких хлопот. Радость разлилась у ней по лицу; она усмехнулась даже сознательно.

Несколько дней из жизни И.И. Обломова. Серия 1

Как расширялась ее арена: Кроме того, она приобретала Анисью. Хозяйка поговорила с братцем, и на другой день из кухни Обломова все было перетаскано на кухню Пшеницыной; серебро его и посуда поступили в ее буфет, а Акулина была разжалована из кухарок в птичницы и в огородницы. Анисья расправила свои руки, как орлица крылья, и жизнь закипела и потекла рекой.

Обломов обедал с семьей в три часа, только братец обедали особо, после, больше в кухне, потому что очень поздно приходили из должности.

Ответы@cartarcfige.tk: Как познакомились Пшеницына Агафья Матвеевна и Илья Ильич Обломов??

Чай и кофе носила Обломову сама хозяйка, а не Захар. Последний, если хотел, стирал пыль, а если не хотел, так Анисья влетит, как вихрь, и отчасти фартуком, отчасти голой рукой, почти носом, разом все сдует, смахнет, сдернет, уберет и исчезнет; не то так сама хозяйка, когда Обломов выйдет в сад, заглянет к нему в комнату, найдет беспорядок, покачает головой и, ворча что-то про себя, взобьет подушки горой, тут же посмотрит наволочки, опять шепнет себе, что надо переменить, и сдернет их, оботрет окна, заглянет за спинку дивана и уйдет.

Оно стало заметно только по обильным, неожиданным и бесконечным последствиям. Отчего она с некоторых пор стала сама не своя? Отчего прежде, если подгорит жаркое, переварится рыба в ухе, не положится зелени в суп, она строго, но с спокойствием и достоинством сделает замечание Акулине и забудет, а теперь, если случится что-нибудь подобное, она выскочит из-за стола, побежит на кухню, осыплет всею горечью упреков Акулину и даже надуется на Анисью, а на другой день присмотрит сама, положена ли зелень, не переварилась ли рыба.

Скажут, может быть, что она совестится показаться неисправной в глазах постороннего человека в таком предмете, как хозяйство, на котором сосредоточивалось ее самолюбие и вся ее деятельность!

Чуть застучит по улице, она поднимет голову, иногда вскочит с постели, отворит форточку и слушает: Если застучат в ворота, она накинет юбку и бежит в кухню, расталкивает Захара, Анисью и посылает отворить ворота. Скажут, может быть, что в этом высказывается добросовестная домохозяйка, которой не хочется, чтоб у ней в доме был беспорядок, чтоб жилец ждал ночью на улице, пока пьяный дворник услышит и отопрет, что, наконец, продолжительный стук может перебудить детей.

Отчего по ночам, не надеясь на Захара и Анисью, она просиживала у его постели, не спуская с него глаз, до ранней обедни, а потом, накинув салоп и написав крупными буквами на бумажке: Скажут, что это ничего больше, как жалость, сострадание, господствующие элементы в существе женщины.

Не доварит Акулина рыбу, разворчатся братец, уйдут из-за стола: Прежде бывало ее никто не видал задумчивой, да это и не к лицу ей: А теперь, когда Илья Ильич сделался членом ее семейства, она и толчет и сеет. Свои кружева почти забыла. Готовится ли его любимое блюдо, она смотрит на кастрюлю, поднимет крышку, понюхает, отведает, потом схватит кастрюлю сама и держит на огне. Трет ли миндаль или толчет что-нибудь для него, так трет и толчет с таким огнем, с такой силой, что ее бросит в пот.

Прежде она видела в этом обязанность, теперь это стало ее наслаждением. Она стала жить по-своему полно и разнообразно. Но она не знала, что с ней делается, никогда не спрашивала себя, а перешла под это сладостное иго безусловно, без сопротивлений и увлечений, без трепета, без страсти, без смутных предчувствий, томлений, без игры и музыки нерв.